Релком и распад СССР

From in.wiki
Jump to navigation Jump to search

Релком и распад СССР — события 19 августа 1991 года, когда КГБ во время «путча» устроил блокаду СМИ («лебединое озеро»), а Интернет (конкретно Юзнет, в который ходили через Релком) оказался ей не подвержен, и стал каналом распространения новостей о событиях в стране. Закончилось это распадом СССР, о котором см. по адресам t:Августовский кризис 1991 года и Ussr-breakup-9.

Из книги «Битва за Рунет»[edit | edit source]

«Ранним утром 19 августа 1991 года Бардина разбудил телефонный звонок. Знакомый журналист пересказал ему то, что услышал от приятеля из Японии: в СССР происходит государственный переворот. О путче сначала узнали на Дальнем Востоке, и уже оттуда новость покатилась на Запад, по всем часовым поясам. Москвичи увидели телесюжет об отстранении президента Михаила Горбачева и создании ГКЧП (Государственного Комитета по чрезвычайному положению) на несколько часов позже, чем жители восточной части Союза. Первое, что сделал Бардин, – проверил состояние сервера прямо из дома. Связи не было. Тогда Бардин пошел за сигаретами. На улице он столкнулся со старым товарищем, ленинградцем Дмитрием Бурковым, программистом и одним из основателей «Демоса». Вместе они помчались на Овчинниковскую набережную, зная, что там всегда кто-нибудь есть. В семь утра в городе уже появились танки и бронетранспортеры: таков был приказ министра обороны Дмитрия Язова, присоединившегося к ГКЧП. На всю информацию, распространяемую через СМИ, была наложена строжайшая цензура. Государственные телеканалы провозгласили вице-президента Геннадия Янаева, человека неприметного и мало кому знакомого, новым лидером страны. Таким нехитрым способом ГКЧП пытался легитимизировать отстранение Михаила Горбачева от власти. Настоящим же организатором переворота был КГБ и его председатель Владимир Крючков. Именно спецназ КГБ отправили в Крым, где проводил отпуск Горбачев. КГБ отключил местные телефонные линии –сначала на президентской даче, а потом и во всем Форосе. Президент оказался в полной изоляции.»

«Благодаря интернет-соединению с городами внутри Союза и за его пределами заявления Ельцина и других демократов разошлись по миру. Главным каналом была новостная группа talk.politics.soviet в Usenet. Эта популярная в то время сеть для дискуссий базировалась на нескольких серверах, что обеспечивало стабильность и надежность. В дни путча ее заполнили тревожные сообщения от пользователей из западных стран.» «Сообщения о поддержке Ельцина шли с Запада нескончаемым потоком. К ночи Usenet заполнился американцами: в США как раз наступил полдень. Сеть тут же упала. Расстроенный Алексей Солдатов названивал Бардину и повторял, что соединение должно быть восстановлено любой ценой. Антонов написал еще одно сообщение: «Пожалуйста, перестаньте забивать наш единственный канал всякой ерундой и глупыми вопросами. Поймите, это не игрушка и не канал связи с вашими родственниками и друзьями. Нам нужна пропускная способность, чтобы организовать сопротивление. Пожалуйста, не нужно (даже не нарочно) помогать этим фашистам!» К тому времени «Релком» распространял по миру сообщения от «Интерфакса», «Эха Москвы», РИА, Северо-западного информационного агентства и «Балтфакса», запрещенных путчистами. Утром 20 августа CNN выпустил в эфир репортаж, шокировавший команду «Релкома». Корреспондент рассказал, как, несмотря на цензуру, из советской столицы утекает информация, и показал монитор с адресом релкомовской новостной группы в Usenet. Сюжет быстро сняли. Бардин и Солдатов были уверены, что кто-то в США сумел объяснить CNN, что он ставит под угрозу безопасность источника информации.»

«Булгак сделал так, что Ельцина услышали по всей стране. «Релком» показал другой путь. В первый же день путча кто-то из команды Бардина придумал «Режим № 1»: программисты попросили всех релкомовских подписчиков выглянуть в окно, а потом написать, что именно они там увидят, – только факты, никаких эмоций. Вскоре «Релком» получал картину событий, происходящих по всей стране: новости СМИ вперемешку с наблюдениями очевидцев. Стало понятно, что танки и солдаты были выведены на улицы лишь двух городов, Москвы и Ленинграда, и что путчисты не добьются своего. Все кончилось 21 августа. За три дня путча «Релком» передал 46 000 новостных сообщений из Москвы в другие города Союза и по всему миру.»

В воспоминаниях А. Солдатова[edit | edit source]

Основная статья: Алексей Солдатов

А. Солдатов в книге "История ИТ-бизнеса. 1990-е годы": "В августе 1991 года в условиях информационной блокады советских СМИ путчистами сеть «Релком» (к тому времени она присоединилась к европейской сети EUnet) беспрепятственно использовалась для оповещения мировой общественности о происходящих в Москве событиях. Сам я в дни августовского путча в Москве отсутствовал, но по телефону убеждал своих сотрудников, что не надо никуда лезть, ни на какие баррикады, что их главное дело — обеспечить работу сети. Хотя горячие головы были: «Сейчас мы пойдём к Белому дому...» Я говорил им: «Слушайте, вы вот работаете — и работайте, слава богу». И работа была организована. Я выделил технику, и наши ребята вместе с людьми из «Демоса», которые находились в Овчинниковском переулке, стали организовывать чуть ли не запасные узлы телефонной связи и в «Демосе», и в Курчатовском институте. В частности, наладили связь через Вену с помощью нашего товарища Питера Райфера, у которого там был узел связи. Так что Питер Райфер — мой друг ещё с тех пор. Мы передавали обращение Бориса Николаевича Ельцина, которое распространили по всем городам-весям, разные другие материалы. Шли также сообщения по электронной почте: мол, я на такой-то улице, на таком-то этаже, вижу танки. Люди же спрашивали: что вообще происходит? Поэтому у нас были комментарии, была связь с Белым домом. Ну, в общем, поработали чуть-чуть... Кстати, когда на Западе обнаружили, что какая-то связь с Москвой всё же существует, то нам сразу посыпались слова поддержки: мы с вами, мы приветствуем и т. д. На что приходилось отвечать: коллеги, вы же перегрузите всё к чертовой матери, ведь ниточка-то тоненькая. А ещё был такой интересный сюжет: телекомпания CNN сообщила, что информация о происходящем в Москве получена по электронной почте. И как потом западные друзья нам рассказывали, на CNN обрушилась масса звонков, писем и других посланий: вы же раскрываете источник, надо же всё-таки соображать... И, хотя обычно у CNN, как и у других телекомпаний, одна и та же новость проходит многократно, в данном случае она появилась только один раз — упоминание про электронную почту быстро сняли. Кстати, после августовского путча наша сеть начала «пухнуть» на глазах, число абонентов уже исчислялось тысячами. В 1992 году академик Велихов устроил для Бориса Николаевича Ельцина небольшую выставку, я там с товарищами присутствовал, и мы представляли нашу сеть. Когда Ельцин подошёл, я показал ему экран, на котором было его обращение «К гражданам России» с датой, и пояснил: вот, мы распространили его в тот же день 19 августа 1991 года, в 16 или 18 часов. На что он сказал: «Теперь я понял, почему оно так быстро разошлось по стране, несмотря на то что вся связь была тогда перекрыта»."

В докладе Ларри Пресса[edit | edit source]

Материалы:Релком, подходящая технологическая сеть — доклад 1991 года учёного из США Ларри Пресса (Калифорнийский университет) о работе раннего «Релкома» и его роли в путче. Там, в частности, есть такие слова: «Сотрудники Института космических исследований предложили другой канал, использующий их возможности, но они были заблокированы НАСА».

На Урале[edit | edit source]

День путча совпал с первым днём работы первого на Урале провайдера «УралРелком», изначально mplik. Вот как описывает те события его создатель Анатолий Лебедев:

«МП «ЛИК» подключилось к сети, которую развивала московская компания «Релком» — они первыми наладили связь с зарубежными серверами и стали соединять между собой регионы СССР. Мы заключили с ними договор и запустили узел mplik аккурат в день начала путча в Москве — 19 августа 1991 г. Теперь этот день считается днем рождения Интернета в Екатеринбурге. А тогда, в далеком 91-м, я, затаив дыхание, читал конференцию о попытке госпереворота. Пикантность ситуации добавлял тот факт, что наш офис располагался по адресу: ул. Антона Валека, 13, а через дом находилось здание КГБ. До поздней ночи я сидел в сети, собирал сообщения и даже написал заметку о том, что в Свердловске все спокойно и никаких волнений нет. Никто еще ничего не знал — по телевизору показывали «Лебединое озеро». Получается, в городе о путче я узнал одним из первых. Наутро я переписал всю «историю» из конференции на дискету и пришел в городскую администрацию. Многих чиновников я знал, они начинали свою карьеру вместе со мной на Заводе им. Калинина. Но 20 августа эта информация никого не заинтересовала. Зато на следующий день, когда демократия победила и справедливость восторжествовала, мою дискету оценили по достоинству». [1]

В Томске[edit | edit source]

Несколько узлов UUCP и узлов др. протоколов Томска принимали оперативную информацию из столицы и немедленно (в том числе по местной телекомпании ТВ-2) распространяли по городу — с согласия руководителя области О. Э. Кушелевского.

Материалы[edit | edit source]

Выводы[edit | edit source]

Валерий Бардин делает такие выводы: «Самое важное, мне кажется, нам удалось успокоить людей, предотвратить истерику, что наступают кровавые времена» ... «Очевидно, что сеть тогда была и технической структурой для утечки мозгов. А в самом начале 90-х, когда начался развал, обнаружилась ее вторая важная функция. Коммерческие конференции вроде relсom.commerce сыграли достаточно большую роль в стабилизации цен. Имперская, союзного масштаба сеть была одним из немногих источников информации о том, где что сколько сто́ит» [2].