Релком

From in.wiki
Jump to navigation Jump to search
Разработчики «семейства унифицированных операционных систем для вычислительных комплексов общего назначения» в день получения премии Совета Министров СССР, 1988 год (всего было 25 награжденных). Слева направо, стоят во втором ряду: Юрий Школьников (КИАЭ), Анатолий Шатава (НИЦЭВТ), Валерий Митрофанов (НИЦЭВТ), Михаил Паремский (КИАЭ), Владимир Горской (ИНЭУМ, Минприбор), Николай Саух (ИНЭУМ, Минприбор), Михаил Давидов (ИПК Минавтопрома), Владимир Тихомиров (Центрпрограммсистем, Калинин/Тверь), Владимир Сизов (Центрпрограммсистем, Калинин/Тверь), Алексей Руднев (КИАЭ). Слева направо, сидят в первом ряду: Вадим Антонов (ИПК Минавтопрома), Сергей Усиков (КИАЭ), Леонид Егошин (ИФВЭ, Протвино), Сергей Аншуков (КИАЭ), ? (Центрпрограммсистем, Калинин/Тверь), Валерий Бардин (КИАЭ). Отсутствуют ленинградцы, получавшие премию в Ленсовете, а именно Дмитрий Бурков (ЛИИАН) и ? (?).

Релком — название первой в СССР частной компьютерной сети, построенной кооперативом «Демос» и создателями ОС ДЕМОС. По ней выходили в Юзнет‎ через клиент для MS-DOS UUPC/@.

Вслед за «Академсетью» охватила весь СССР («от Бреста до Находки»), но при этом была не ведомственной, а публичной. Датой основания назначено 1 августа 1990 года. Техническую базу во многом (но не во всём) обеспечивал советский атомный институт КИАЭ, глава ВЦ которого Алексей Солдатов стал президентом постсоветского АО "Релком". В августе 1990 года сеть вошла в официальную иерархию формировавшегося тогда Интернета, в связи с чем была оформлена как сеть, подчинённая SUUG, и внесена в реестр на сервере nic.ddn.mil для подключения к европейской сети EUnet, после чего под неё был 19 сентября 1990 года был создан домен .su.

Программист Валерий Бардин как идеолог «Релкома» занимался помещением в мозги советских людей мыслей о необходимости сначала унификации советских компьютеров на базе ДЕМОСа, затем проведения в эти компьютеры интернета через Релком — то есть продвигал сетевые идеи в советские массы и способствовал всесоюзному проникновению Интернета.

См. также: Релком и распад СССР‎‎

После образования РФ было создано АО «Релком». Это символизировало «раскол команды». Он шёл по линии «управленцы/бизнесмены».

См. также Раскол в Релкоме

Релком стал первой массовой сетью на постсоветском пространстве, в то время как ленинградская «Академсеть», ранее претендовавшая на всесоюзный масштаб, почти перестала существовать в связи с физическим уничтожением обслуживавших её советских ЭВМ по мере массированного проникновения в страну западных компьютеров. В городах страны стали появляться «узлы сети Релком». В Ленинграде такой был создан вблизи кабинета ректора ЛГУ. Как и в Курчатнике, было рационально ставить такие узлы максимально близко к руководителям учреждений, потому что у них часто были выделенные телефонные линии, которые было выгодно использовать для интернета.

В Свердловске, переименованном в Екатеринбург, появился узел сети «УралРелком». На его базе постепенно образовался самый популярный в массах городской портал e1.ru.

В книге «Битва за Рунет»[edit | edit source]

  • «Обслуживание открытой телефонной линии с Финляндией обходилось примерно в 20 000 рублей в месяц – скромный советский автомобиль, для сравнения, стоил около 45 000. Откуда простым инженерам и физикам взять такие деньги, чтобы поддерживать свое детище на плаву? Они были типичными учеными, воспитанными в советской системе, хотя и видели все ее изъяны и недостатки. В СССР частное предпринимательство долгие годы находилось вне закона, поэтому они совершенно не представляли, как вести бизнес. Сотрудники, оставшиеся в Курчатовском институте, постоянно спорили с бывшими коллегами из «Демоса» о том, как сделать сеть рентабельной. »
  • «К концу 1990 года «Релком» объединял тридцать исследовательских организаций по всей стране. К лету 1991-го появилась выделенная линия с Хельсинки, а внутренняя советская сеть охватила более четырехсот организаций в семидесяти городах: к «Релкому» подключились университеты, исследовательские институты, академии и государственные учреждения. «Релком» получил своего первого клиента в СМИ – недавно открывшееся новостное агентство «Интерфакс». Технически сеть «Релком» работала из двух мест одновременно. Обслуживанием сети занимались программисты в нескольких помещениях на третьем этаже вычислительного центра Курчатовского института, там же располагались сервер, состоявший из 386-го персонального компьютера IBM и модемов со скоростью 9600 бит/сек, постоянно подключенных к телефонной линии. Второй «штаб» находился на втором этаже здания на Овчинниковской набережной, где работала команда «Демоса»: четырнадцать программистов день и ночь что-то чинили и улучшали, обеспечивая работоспособность сети. Еще здесь стоял резервный сервер и вспомогательный модем, тоже на 9600 бит/сек
  • «Левенчук приехал в офис «Релкома», для которого Солдатов предусмотрительно нашел помещение неподалеку от Курчатовского института. Левенчук объяснил Солдатову, как составить план развития новой компании. Проект заинтересовал «Ринако», российскую инвестиционную компанию, которая вложила в «Релком» несколько десятков тысяч долларов, а в обмен получила долю собственности. Левенчук вошел в совет директоров. Солдатов также попросил стать его консультантом. Первое, что посоветовал Левенчук, – искать инвесторов на Западе: серьезные зарубежные инвестиции позволили бы «Релкому» расширить долю на нарождающемся рынке интернет-услуг.»
  • «Благодаря Булгаку Россия получила связь с внешним миром, но было еще кое-что, в чем отчаянно нуждались российские интернет-пользователи. Горизонтальная структура Сети подразумевала наличие общих точек, через которые провайдеры смогли бы обмениваться трафиком своих сетей. Кроме того, требовалось срочно улучшить качество связи с Западом, так как большинство трафика в те дни сначала уходило в западные страны, а потом возвращалось. И хотя Булгаку удалось наладить работу 66 000 цифровых линий, внутреннее подключение было делом проблематичным и не всегда надежным. В 1995 году «Релком», «Демос» и сеть Московского государственного университета пришли на старейшую в Москве станцию М-9 – ту самую, которая еще в 1980-м обеспечивала Олимпиаду необходимым международным соединением. Провайдеры просили о помощи. Михаил Елистратов, пришедший на М-9 в то же время, объяснял: «Вокруг Москвы проложено кольцо междугородних телефонных кабелей, и на нем сидит М-9 вместе с некоторыми другими станциями вроде М-10 или М-5. От них уже идут лучи на запад, восток и так далее. Тогда, в 1995-м, это были еще медные и очень толстые подземные кабели, которые соединяли станции по направлениям: если вам был нужен Новосибирск, вы подключались к М-10 на Сущевском Валу, если какой-нибудь город на западе страны – к М-9 на улице Бутлерова». Тот факт, что М-9 работала на западное направление, а оборудование на ней стояло сравнительно новое, предопределил ее выбор как будущей точки обмена российским интернет-трафиком. «Релком» на тот момент уже держал на М-9 несколько модемов, соединявших его с Курчатовским институтом по медному кабелю, и главный инженер станции, Владимир Громов, согласился отвести под нужды интернет-провайдеров двенадцатый, последний этаж здания. «Все началось на двенадцатом этаже, даже первая в Москве сотовая связь: все хотели быть как можно ближе друг к другу», – вспоминал Елистратов. Этот союз, заключенный на двенадцатом этаже М-9, стал первой в России точкой обмена трафиком и получил имя MSK-IX, а Елистратов стал ее главным инженером. Вскоре здесь появился собственный штат сотрудников, для которых на этом же этаже, между телекоммуникационными стойками, расставили рабочие столы. Инженеры работали на организацию, известную как РосНИИРОС, аффилированную с Курчатовским институтом.»
  • «2 февраля 1995 года на вечеринке в Курчатовском институте, устроенной коллегами в честь дня рождения Велихова, ему было сделано серьезное предложение. Директор ФАПСИ, 55-летний Александр Старовойтов, невысокий, крепко сбитый и напористый генерал, в присутствии Велихова предложил Солдатову стать его советником. Старовойтов пояснил, что его задачей будет создание защищенной сети для бизнеса, поэтому агентству нужен опыт и навыки сотрудников «Релкома». Для новой сети «Релком» сможет использовать шифровальные средства ФАПСИ. Солдатов не раздумывая согласился.»

В воспоминаниях Алексея Солдатова[edit | edit source]

Из книги "История ИТ-бизнеса. 1990-е годы": "В 1990-е годы в развитии сети «Релком» можно выделить несколько важных моментов, но я бы остановился на двух, так сказать, этапных. Первый — это случилось в 1991 году, кажется, 1 мая, когда наш внутрироссийский трафик превысил трафик зарубежный. Сейчас это может показаться странным, но дело в том, что, хотя сеть «Релком» сначала была рассчитана на использование внутри страны, все учёные использовали её для связи прежде всего со своими коллегами за рубежом. Дело в том, что со своими советскими-российскими коллегами ещё можно было как-то поговорить по телефону, попробовать послать факс, хотя... Вот представьте себе, на каком уровне это находилось в начале 1990-х: чтобы переслать 10 страниц текста из Москвы в Новосибирск, было проще слетать в Новосибирск и передать их из рук в руки, потому что по факсу 10 страниц не проходили. К примеру, Анатолий Чубайс (с ноября 1991 года бывший председателем Госкомитета РФ по управлению госимуществом, с 1 июня 1992 года зампредседателем Правительства РФ по вопросам экономической и финансовой политики (прим. авт.- сост.), стал активным сторонником Интернета после такого случая: как-то он уехал из Москвы, кажется, в Чебоксары, а доклад, с которым ему предстояло выступать, ещё не успели подготовить. Но когда он приехал на место — уже дали в руки готовый текст, переданный по электронной почте. О возможностях связи с Западом я уже говорил: совсем плохо. А второе этапное событие в истории «Релкома» — это переход пользователей на протокол IP, т. е. уже на Интернет, произошедший примерно в 1994–1995 годах." <...>

"Организуя АО «Релком», мы сделали ставку на массовый Интернет. Хотя никаких прогнозов того, как быстро он будет развиваться в нашей стране, никаких оценок потенциала массовой сети не делали. Кто-нибудь, может, скажет, что у кого-то подобные прогнозы были, но я не помню. В работе мы ими не руководствовались. Наша сеть развивалась, вся эта область развивалась довольно быстрыми темпами. Что тут можно было предсказать? В течение нескольких лет сеть «Релком» была просто монополистом в предоставлении услуг Интернета в стране. В середине 1990-х около трети московских пользователей и почти половина региональных были абонентами «Релкома». Почему наша сеть оказалась монополистом? Потому что, во-первых, мы были первыми, а во-вторых, мы были самыми умными. Сеть «Демос» появилась примерно одновременно с нами. И долгое время (пока там товарищи не поругались и не начался бракоразводный процесс) компания «Демос» писала, что предоставляет услуги сети «Релком». Но клиентов у «Демоса» было всегда меньше, чем у нас, может быть, раза в два меньше, но не в 10 раз." <...>

"А вот Александр Владимирович Старовойтов, директор ФАПСИ (Федеральное агентство правительственной связи и информации при Президенте РФ) понял перспективы, стал вкладываться. Появился проект под названием «Деловая сеть», она должна была охватить всю территорию России и предоставлять услуги конфиденциальной и открытой связи с передачей речи, данных и изображений. В августе 1996 года мы даже подписали договор об учреждении ОАО «Управляющая компания “Деловая сеть”», соучредителями которого стали Научно-технический центр ФАПСИ, АО «Ростелеком», АО «Релком», РНЦ «Курчатовский институт» и ряд других организаций. К сожалению, в 1998 году Старовойтов перестал быть директором ФАПСИ, и там вместе с «Ростелекомом» этот проект старательно похоронили. Вообще, Александр Владимирович очень сильно тогда помогал. Мы с ним дружим и по сей день. Кстати, впоследствии «Ростелеком» всё, что я предлагал, ну, просто всё, реализовал и назвал это «РТКом». Я потом спрашивал причастных к этому людей: «И не стыдно?» Они отвечали: «Ну, что поделать...» Проект «РТКом» стал раскручиваться, и первое, с чего они начали, — стали отнимать у меня узлы «Релкома». Ведь всё идёт по каналам «Ростелекома», и хозяин — барин. Я своих сотрудников всё время предупреждал: да, мы монополисты, мы самые большие, но только до тех пор, пока не разогрелся «паровоз». Ты можешь быть очень умным, очень быстрым, но против «паровоза» без толку выступать. А «Ростелеком» — это «паровоз», он пошёл и всё. В Москве то же самое: появилась сеть, принадлежащая МГТС (там были разные названия, но это неважно). Они пришли и, как говорится, вычистили поле, т. е. массовый сегмент взяли весь. Но «Релком» и «Демос» работают и сейчас, потому что люди здесь умнее, потому что они, как говорится, вникают, обслуживание здесь лучше. Как в банковском секторе, где есть Центробанк, есть Сбербанк и другие «киты», а есть мелкие банки. Почему они живут? Да потому, что работают чуть-чуть по-другому. Так и мы. Сегодня «Релком» — компания мелкая. И всё это было предопределено уже в середине 1990-х годов, потому что «паровоз пошёл». Очень крепко нас ударил августовский кризис 1998 года. Ведь платежи за каналы за границу шли в долларах, а деньги со своих пользователей мы собирали, естественно, в рублях. Некоторые «особо выдающиеся» люди в сентябре 1998 года заплатили за услуги «Релком» рублями за 4 месяца вперёд по курсу 9 руб./долл. А потом, в декабре, я покупал доллары по 26. Так что ударило... Но мы пережили."

Материалы[edit | edit source]

Сссылки[edit | edit source]

t:Релком

Люди[edit | edit source]