Делицын, Леонид Леонидович

From in.wiki
(Redirected from Делицын)
Jump to navigation Jump to search
Леонид Делицын в сериале «Холивар», представленный как пионер Рунета

Дели́цын, Леони́д Леони́дович, также известный как Ливон[1]деятель Рунета, близкий к Отцам Рунета.

Среди проектов с его участием: ЕЖЕ, Zhurnal.ru, Rambler, Тенёта и мн. др. Номер в ЕЖЕ-ФРИ 24[2].

В 1996 году Делицын провёл исследование рынка онлайн-рекламы и выяснил, что наиболее посещаемые веб-сайты в англоязычном Интернете были сексуально ориентированными. Соратник Делицына Евгений Горный в 2006 году защитил диссертацию «Креативная история Русского Интернета», в которой отдельная глава посвящена сайту «Анекдот.ру». В ней отмечается, что в том же 1996 году среди русскоязычных пользователей был наиболее популярен именно этот, юмористический, сайт. Как вывод, Горный констатировал формулу, что «анекдоты это русский секс».

заготовка

В диссертации Е. Горного «Креативная история Русского Интернета»[edit | edit source]

В книге "Лытдыбр. Дневники, диалоги, проза"[edit | edit source]

В книге памяти Антона Носика (2020) "Лытдыбр. Дневники, диалоги, проза" Делицын описан так: "Доктор технических наук, доцент Московского государственного института культуры, аналитик Группы компаний ФИНАМ, ст. науч. сотрудник Института физики Земли РАН. В 1990-е годы, будучи аспирантом Университета штата Висконсин, стал одним из зачинателей Рунета: организовал литературный конкурс “Тенёта” (1996-2003), а также баннерную сеть «Спутник» (1996-1999). В 2001-2008 годах — аналитик “Рамблера”.".

В книге «Ощупывая слона»[edit | edit source]

Из книги «Ощупывая слона» С. Ю. Кузнецова (2004), глава 3 «Юбилей Zhurnal.ru» (изначально колонка в газете «Вечерняя Москва»): "Тем, кто недавно в Сети, трудно понять, чем было для Рунета появление «Журнала.ру» осенью [1996] года. Дело даже не в том, что его сайт сразу стал одним из самых популярных мест в русской Сети, и не в том, что Журнал был одним из первых изданий, посвященных культуре Интернета, — главное, он заполнил нишу, до того бывшую пустой.

К осени 1996 года в Рунете существовали крупные информационные узлы (такие, как «Инфо-Арт» или сайт «России-онлайн»), которыми занимались люди грамотные, но немного отрезанные от актуальной жизни русской Сети. В то же время было «сетевое сообщество» — люди, не всегда профессионально занимающиеся компьютерами и тем более сетями, но с молодой энергией бросившиеся обживать новую среду. Сначала их общение происходило в конференциях usenet'a soc.culturcsoviet и soc.culture.russian, потом многие переместились на виртуальные просторы Повсеместно Протянутой Паутины. Именно эти люди и были создателями первых русских некорпоративных ресурсов — гипертекстового РОМАНа, литературной игры «Буриме», «Гусарского клуба», развлекательного сервера «Кулички», литературного конкурса ТЕНЕТА и так далее. Несколько огрубляя, можно сказать, что существовал официальный Рунет, создаваемый на деньги крупных провайдеров, и неофициальный — сделанный на чистом энтузиазме, но привлекающий к себе не меньше пользователей, чем корпоративные сайты. До поры до времени это устраивало всех, но постепенно сетевое сообщество начало профессионализироваться (сейсмолог Л. Делицын всерьез занялся баннерной рекламой, журналист А. Носик почти полностью переключился на сетевую проблематику, филолог Р. Лейбов начал читать в Тартуском университете курс по «дигитальной культуре») — тогда-то и возник «Журнал. ру». И хотя его подзаголовок звучал «Вестник сетевой культуры» — с не меньшим правом на этом месте могло быть написано «Орган сетевого сообщества».

В подготовке первого номера приняли участие почти все крупные фигуры «неофициального» Рунета; Роман Лейбов, Леонид Делицын, Май Мухин, Дмитрий Манин, не говоря уж о Евгении Горном и Михаиле Ашарове, работавших в Журнале. Первую версию дизайна сайта делал Артемий Лебедев, а первый подписной лист Журнала открылся на сервере Антона Носика.

Среди материалов первого номера была статья Лейбова «Jumpstation, которая всегда с тобой», проводившая параллели между Сетью и телефонными розыгрышами десятилетней давности, перевод знаменитой «Декларации независимости киберпространства» Джона Перри Барлоу, размышления о рекламе Делицына и Носика, воспоминания В. Маслова о том, как зарождался Рунет. Вскоре после появления на бумаге все статьи были выложены на Сеть — и в короткое время сайт Zhurnal.ru стал одним из самых популярных в русской Сети. Таковым он остается и сегодня — во многом потому, что www.zhurnal.ru не ограничивается изданием сетевой версии выходящего на бумаге журнала, но объединяет под своим крылом несколько десятков регулярно обновляемых ресурсов, посвященных множеству вопросов — от Интернета до музыки и спорта.

За год вышло шесть номеров журнала (причем бумажная версия заметно изменилась к лучшему в дизайнерском и полиграфическом смысле), прошло около десятка IRC-конференций, Журнал переехал на другой сервер. Во многом развивая идею Zhurnal.ru, возник «конкурирующий» проект «Ситилайн»/«НетСкейт» — не случайно создатель одного из самых популярных ресурсов «Ситилайна» — новостей «Paravozov-News» — взял себе отчество «ЗРыч» в честь аббревиатуры ZR."

В книге «Создатель»[edit | edit source]

"Второе заметное внежурналистское дело, в которое оказался вовлечён Носик, абсолютно безденежное, но чрезвычайно заметное, — это литературный конкурс Арт-Тенёта, придуманный и проводившийся в 1994–1996 годах Леонидом Делицыным и ставший зримым воплощением истовой литературоцентричности раннего Рунета."

"А через месяц, 24 декабря 1997 года, придя вместе с Антоном Никитиным и Норвежским Лесным домой к Носику поздравить его с первой годовщиной «Вечернего Интернета», Кононенко предложил ему номинировать «Низший пилотаж» на литературный конкурс. Предложение, учитывая обстановку, вероятно, было не очень серьёзным, но Антон воспринял его иначе — и действительно номинировал. После чего в гостевой книге «Тенёт», ставшей основной трибуной и сценой, вспыхнул и разросся ожидаемый скандал. Неожиданным оказался только его масштаб. И последствия. Удручённый Александр Житинский решил перестраховаться (как отреагирует Стругацкий?!) и волевым решением снять охальное сочинение с конкурса. Но этому воспротивился второй соучредитель, Делицын, — резонно заявив, что регламент нельзя менять на ходу. По регламенту номинацию мог отозвать номинатор, но, вопреки прямой просьбе Кононенко, испугавшегося, что дорогой его сердцу литконкурс развалится, Носик также отказался это делать, причём «в категорической форме»."

"Напомним: параллельно, буквально в те же дни апреля 2001 года, разворачивалась драма с НТВ, ntv.ru и задорным проектом «Настоящие Итоги — это мы», вызвавшим «чудовищную истерику» в кабинетах Роспечати и ещё выше. Так что желание Антона «насыпать ещё три ряда заграждений», как написал он в комментариях к подзамочной записи в ЖЖ 26 апреля 2001 года, вполне объяснимо. Но те, кто к подзамочным записям доступа не имел, видели только непомерные амбиции молодого гуру. Которые он, впрочем, в беседах с близкими людьми и не скрывал. Как рассказал мне Леонид Делицын, приведённый Носиком в «Рамблер» на полупридуманную специально для него должность «начальника аналитического отдела»: «...в какой-то мере Илья Медков был для Антона образцом в этом бизнес-мире. Антон со мной поделился такой тревогой: он знает, что он может управлять небольшой компанией. Имея в виду «Lenta.Ru» и «Gazeta.Ru». Теперь для него следующий рубеж: он должен понять, сможет ли он руководить большой компанией. И, видимо, хотел. Я думаю, что у каждого человека в молодости есть амбиции руководить тем, другим, третьим. Антон свой предел ещё не знал, и его это волновало.»"

"Делицын так подытоживает «хождение Носика в президенты»: «У меня было ощущение, что «Рамблер» его в какой-то мере сломал. Может быть, больше, чем других менеджеров. Потому что последующие менеджеры приходили уже без особых амбиций. Это были карьеристы, которые представляли себе, что может быть неудача, — а Антон никогда себе не представлял возможность неудачи. Т.е. он только в этом видел свой ключ к большому бизнесу, где он станет как Илья Медков, Ходорковский, Березовский, как все эти люди, которыми он восхищался. Антон о них говорил: «Вот это люди! Подумай, они такие же, как мы с тобой. И они всё сделали сами». Тут можно спорить — сами, не сами, но он считал, что у них никаких, по сравнению с ним, особых преимуществ не было. Что он мог бы сделать то же и быть тяжеловесом такого же уровня.»"

Примечания[edit | edit source]

Ссылки[edit | edit source]