Житинский, Александр Николаевич

From in.wiki
Jump to navigation Jump to search
Евгений Горный, Линор Горалик и Александр Житинский в Московском доме кино. Награждение лауреатов сетевого литературного конкурса «Тенёта-Ринет'98». Фото Дмитрия Флитмана
Могила Житинского на кладбище в Комарово

Житинский, Александр Николаевич (1941–2012) aka maccolit или macca — советский писатель-фантаст, советский литературный авторитет, издатель книг. Известный тем, что привносил в традиционную литературную среду постсоветские веяния нового времени. Так, во времена развала СССР он печатал для массовой аудитории книги о русском роке, в первую очередь о Викторе Цое, чем вывел его из маргинальной среды в широкие массы (и заслужил за это прозвище «Рок-дилетант», а Цой стал считаться одним из величайших музыкантов в российской истории). Далее Житинский познакомился с компьютерными сетями (Юзнетом, Рунетом) и использовал их для развития русскоязычной литературы, для чего организовал литературный конкурс «Тенёта», в жюри которого позвал писателя Бориса Стругацкого.

Аккаунт в ЖЖ Профиль пользователя maccolitmaccolit.

О Житинском в книге «Создатель»[edit | edit source]

"Александр Николаевич Житинский (1941–2012) оказался в числе первых горячих адептов и насельников Интернета отчасти и по личным причинам: его сын Сергей стал одним из создателей петербургского интернет-провайдера «Невалинк». Впрочем, было бы слишком однобоко объяснять неиссякающий интерес Житинского ко всему новому только этим." ... "Восторженные слова бывшего «рок-дилетанта» Александра Житинского, объявившего в конце девяностых, что Интернет — это и есть рок-музыка XXI века, казались там и тогда не таким уж преувеличением".

В 1997 году "«Тенёта» объединились с другим конкурсом — «Арт-Петербург», задуманным вполне профессиональным писателем Александром Житинским (ставшим, как мы уже отметили, горячим адептом Сети и её культурологических возможностей). Житинский «привёл с собой» жюри, которое трудно назвать далёким от литературы: Борис Стругацкий, Андрей Битов, Дмитрий Быков, Виктор Кривулин, Игорь Куберский, Сергей Кузнецов, Илья Кукулин, Александр Кушнер, Александр Мелихов, Валерий Попов, Михаил Чулаки)".

далее в книге идёт описание истории с романом «Низший пилотаж», о чём см. в статьях «Баян Ширянов» и «Тенёта»

"Александр Житинский через год после описываемых событий рассуждал философически: «Я согласен с мнением моих коллег из жюри, что книга производит достаточно сильное впечатление, зачастую шокирующее. И в этом смысле она совершенно справедливо на первом месте. <…> Поскольку ещё до окончания конкурса я обещал издать весьма ограниченным тиражом книги лауреатов в нескольких номинациях, НП тоже готовится к печати. Вероятно, книга будет распространяться только через Сеть.»"

Глава «„В начале было Слово“: космос Рунета» из книги «Археология русского интернета»[edit | edit source]

"Осознание русского сегмента интернета как самостоятельного, особенного и изолированного от глобальной сети феномена сопровождалось бурным мифотворчеством. Как и первые участники американских сетей 1980-х годов, русские пользователи обнаружили новое, идеальное для коммуникации пространство, в котором не работали принципы пространства физического и где отсутствовало государство с его системой контроля и наказания. “В 1996–1997 годах Рунет был адамическим миром, где, ткнув в любой объект, можно было дать ему имя и быть почти уверенным, что оно за объектом закрепится”, – писал Сергей Кузнецов. Это вполне космическое ощущение испытывали многие участники первых русских интернет-проектов: им, первопроходцам, открывалось пустое, не заселенное и даже еще не названное пространство, и любое их действие совершалось впервые – и навсегда; они писали Библию. “В начале было Слово. И слово было из Сети. И слово было – Сеть... Так следовало бы начать Библию Internet” – этим глобальным сравнением писатель Александр Житинский начал раздел о литературе в спрчнике “Желтые страницы Internet. Отдых и развлечения”. Издание вышло в 1997 году – это была книга, оформленная по всем правилам жанра “Желтых страниц интернета”, выходивших в США с начала 1990-х годов: контраст желтого, красного и синего фона, белых и черных букв, яркий промоценник в форме звезды, на нем год: ‘97. По своей структуре это действительно был справочник: в нем опубликованы адреса интернет-ресурсов, рассортированные по тематическим разделам. Так же, как и в американских аналогах, предполагалось, что читатель будет вручную набирать в браузере адрес заинтересовавшего его ресурса. Однако в отличие от них книга Житинского была важна не столько набором ссылок, сколько авторскими комментариями к русскому интернету, особенно его литературному сегменту. Авторов сайтов на русском языке Житинский описывает так: “Это первое поколение колонистов русского Web’а, если рассматривать его как Дикий Запад в Америке. Туда в погоне за деньгами и свободой устремились наиболее предприимчивые, и их имена останутся в истории как имена первопроходцев”. Сложная метафора интернета как Дикого Запада отсылает прежде всего к романтическому образу колониста, который осваивает как будто бы никем не занятую территорию. В этой метафоре крылся и дополнительный смысл, наверняка заложенный автором: русские осваивали американскую технологию, словно заново колонизировали саму Америку, а инструментом колонизации служила литература. Интернет оказался идеальным вместилищем традиций советской и русской культуры, где самиздат был лишь одним из возможных проявлений более общего: “литературоцентризма”. Интернет был “Словом” прежде всего в силу технических условий: российские сети 1990-х позволяли передавать текстовую информацию, картинки закачивались долго, о видео еще и речи не шло. Однако это сугубо техническое условие, определившее текстовую природу раннего интернета, интерпретировалось современниками как знак судьбы, очевидно благоволившей к русской литературоцентричной культуре. Вот как описывал специфику, если не сказать “особый путь” русского интернета филолог Михаил Эпштейн: “Думаю, когда Россия технически освоит эти пространства, она обнаружит в них много сродного традициям своей культуры – в частности, электронную соборность, пренебрежение к частной собственности и узкой специализации, метафизические пиянство и кочевье, дремучий лес, широкую степь, «раззудись, плечо, размахнись, рука» и т. д. и т.п... Среди российских традиций, которые обретут второе дыхание в электронных сетях, будет и «литературоцентризм» – вопреки всем недальновидным прогнозам о его кончине. Ведь виртуальное пространство – это пространство, сплошь запечатанное текстом, само состоящее из текста... Каждый учится быть писателем, претворять предметный мир в слово”. Мистическими метафорами описывает свои первые впечатления от интернета и математик, один из основателей “Журнала.руМихаил Якубов: “Самая первая электронная почта у меня была в конце 1980-х. Я закончил мехмат МГУ в 1988 году, устроился на работу в Институт машиноведения АН СССР, в сектор системных исследований. Довольно затхлое место, хотя мы занимались интересными разработками и у нас был свободный график. Моим боссом был товарищ будущего олигарха Бориса Березовского. Поэтому я оказался среди первых 20 человек в компании «ЛогоВаз» – тогда у меня и появилась электронная почта. Вы запускаете PC, на нем модем, который подключен к «Демосу»/«Релкому», и начинает загружаться почта. Ощущение чуда было довольно отчетливое. Это было глубокое переживание. Расстояния постепенно сокращались – физические, социальные, национальные... В юности у меня была английская книжка о началах ведизма. Я запомнил из нее триаду: omnipresens, omniscience и omnipotence (вездесущий, всеведущий и всемогущий)... Интернет и был той самой всемогущей сущностью”. В этих описаниях киберпространства как места обретения мистического опыта можно увидеть переживание нового медиума, который предоставляет совершенно невероятные, фантастические возможности для коммуникации. Этот феномен хорошо известен исследователям истории медиа: один из самых знаменитых эпизодов приходится на подъем спиритуализма в эпоху изобретения телеграфа, но в последние годы исследователи обращают внимание и на связь компьютерных сетей с мистическими верованиями. В случае с русским интернетом вряд ли можно говорить о реальных мистических практиках – скорее о языке самоописания, о поэтическом выражении чувств, которые испытывали первые пользователи Сети. Интернет представал пространством полной свободы, что было невозможно вообразить еще 10 лет назад. А кроме того, возвращал тексту его силу, отменяя формулу Иосифа Гольдина “царство слов мертво”. Наконец-то слово нашло свое идеальное вместилище и интернет стал иным, лучшим миром русской литературы. "

Прочие сведения[edit | edit source]

Леонид Делицын в 2024 году сделал такое утверждение: "Житинский когда-то написал, что интернет - это форма бессмертия. А теперь этого факта не удается найти. Приписали Эко".